Laboratorium. Журнал социальных исследований № 2. Тематический блок — Каталог — Библиотеки Санкт-Петербурга

Антрополог Сергей Мохов сейчас главное публичное лицо death studies в России. Его отправная точка — феномен смерти: исследования похоронной индустрии и обрядов, восприятия горя и утраты обществом, история идей в этой области. Мохов издает журнал «Археология русской смерти» и написал книгу «История похоронной индустрии. От средневековых погостов до цифрового бессмертия», выдержавшую несколько переизданий. Сейчас на полках книжных магазинов появилась вторая книга Мохова — «История смерти. Как мы боремся и принимаем» (фрагмент выходил на Esquire.). Мы поговорили с Моховым о том, как сформировались представления современных россиян о вечном, и о том, почему, говоря о смерти, мы подразумеваем жизнь. image Сергей Мохов

О чем мы на самом деле говорим, когда говорим о смерти

Когда мы говорим о смерти — мы говорим о жизни. В большей степени о политике, социальном устройстве, справедливости и так далее. На мой взгляд, интерес образованной публики в России к теме смерти связан с тем, что смерть очень хорошо оттеняет разговоры о человеке, о субъекте, о политике. Ведь когда мы говорим об эвтаназии — мы говорим о политике; когда мы говорим о горевании — мы говорим о политике; когда мы говорим о бессмертии — мы тоже говорим о политике. Мы говорим о человеке — имеет человек право на добровольный уход из жизни или не имеет, добрая или злая природа у человека, нужен ему контроль или не нужен. Речь именно об этом, а не о каких-то прикладных вещах.

О разрушении монополии на разговор о смерти

Русскоязычный человек часто стоит в немного колониальной позиции, он вынужден с открытым ртом смотреть, а что там якобы на каком-то умудренном Западе говорят. Можно признаться, что в случае разговора о смерти это действительно в какой-то степени так. Мы находимся в немного такой не то чтобы догоняющей позиции, но более переходной. Старый язык разговора о смерти — монопольный — уже отошел, а нового языка нет. Раньше говорила церковь, потом о смерти пыталась говорить партия — у нее это очень плохо получалось, сейчас о смерти может говорить самое огромное количество людей. Это здорово, значит, они конкурируют, и в этой конкуренции рождается какое-то осмысление этого недосягаемого для нас опыта. Разговор о смерти — хорошая отправная точка для общественной дискуссии.

О том, как хосписное движение связано с политикой

Во всем мире хосписное движение зарождалось и развивалось как часть new social movement — низовых социальных движений. Этот процесс связан с ростом тем феминизма, благотворительности, социального государства, борьбы за права человека, гуманизма и так далее. Каждый человек имеет право не быть униженным болью, не быть униженным отсутствием гигиенических возможностей, отсутствием выбора питания. Смерть не должна быть унизительной.

В России эта идея была завезена с распадом СССР — и некоторыми другими активистами. И что любопытно — бум в движении, колоссальный приток активистов произошел после провала протестов 2011 года. Про это пишут очень много социологов — про уход активистов в благотворительность, в низовые проекты, переходят к так называемой практике малых дел, или практике реальных дел. Условно говоря, Путина можно победить, когда идешь красить лавочки во дворе. Отсюда вырастает активизм последних десятилетий, начиная от Шиеса, свалок, вырубки парков и так далее. И вот какая-то часть активистов ушла не в урбанизм, троллейбусы, лавочки и велосипедные дорожки, она ушла в паллиативное хосписное движение, так как хосписное движение очень хорошо совпадает с тем, чтобы заниматься политикой под видом социального действия, социальных услуг.

Вроде вы занимаетесь паллиативной помощью, а на самом деле вы все время актуализируете проблему достоинства, проблему прав человека, необходимость милосердия — очень политических установок. Это появилось потому, что трансформировалась европейская и американская политика. До России это постепенно докатывается, неудивительно, что хосписные активисты — это активисты, имеющие, на самом деле, очень четкую политическую позицию.

В конце года про это у меня выйдет англоязычная статья в британском журнале Mortality, посвященном смерти и умиранию, где я рассказываю непосредственно о хосписном движении в России.

О своей второй книге «История смерти. Как мы боремся и принимаем»

По большому счету это семь эссе, объединенных общей идеей. Это были мои лекции, занятия, которые мы проводили на площадке InLiberty. У курса изначально была идея познакомить самых разных людей с тем, как вообще говорят о смерти в мире — максимально просто, но при этом со всякими интересными историями. Потом в какой-то прекрасный момент Феликс Сандалов (главный редактор издательства Individuum. — Esquire) предложил, чтобы эти занятия вылились в формат какого-то текста.

Я боялся, с одной стороны, нападок коллег, которые будут обвинять меня в упрощении, а с другой стороны — что где-то еще может остаться академизм, который будет непонятен читателю. Но читатель для меня здесь важнее. Некоторые из моих друзей, которые совершенно не знакомы с death studies, читали отдельные главы и выдержки. Оказалось, что это было им полезно, интересно, они отзывались с каким-то уважением к написанному. Так что эту книгу можно назвать таким «Введением в death studies», или «Очень краткой историей смерти» — все же текст небольшой, охват темы тоже.

Еще один момент — очень многие дискурсы еще не введены в русскоязычный оборот, поэтому многие вещи, естественные для западной академии, приходится проговаривать. Там достаточно поставить ссылочку на общеизвестную работу — и все говорят: да-да, мы понимаем, о чем это. Здесь, с одной стороны, вещи, которые нужно проговорить, кажутся примитивными, с другой стороны, они структурно важны, потому что они вводят в тему многих читателей, дают возможность уже самостоятельно работать в будущем с текстами, со ссылками, с кейсами, с поставленными вопросами. На многие вопросы я не даю ответа, я предоставляю возможность подумать читателю.

О своем читателе

На самом деле я представляю себе читателя очень четко. Для меня это молодежь в возрасте от 17 до 40 лет с базовым, хорошим образованием, не обязательно даже гуманитарным — просто проходившие с радостью и интересом университетские курсы по философии и социологии, даже если учились на естественных науках. Главное, что они имеют навык чтения. Любой человек, читающий нон-фикшен, — это человек, который имеет так называемый культурный навык восприятия подобных текстов: он готов к некоторому погружению в тему, но не академическому, требующему серьезной подготовки научного уровня и ссылочного аппарата.

Другое дело — насколько он готов именно начать говорить о смерти. Я не думаю, что он подходит уже с какой-то сформированной позицией. Для него это такой непочатый край, языка прежде всего. Я делаю акцент на языке потому, что все, что у нас есть из нашего познавательного инструмента, — это язык. Мир таков, поскольку мы можем его превратить в набор концепций, помыслить, то есть выразить в словах. Нам, конечно, очень далеко до сформированного языка, иначе я бы писал как-то иначе.

О том, как формируется позиция о смерти

На многие вопросы вокруг смерти у меня нет четко устоявшегося ответа. Это связано не с зыбкостью позиции или со слабостью, а с тем, что, на мой взгляд, постановка вопроса во многих случаях гораздо важнее какого-то очень ясного, кристально чистого ответа. От того, как каждый человек готов на них отвечать, а может быть, уже ответил интуитивно, он сможет собрать кубик Рубика своего представления о смерти. Например, я веду в книге какую-то историю — допустим, как развивалось понимание горя. Преобладает сначала телесно-ориентированная концепция, с ней работают психологи и психотерапевты, все понятно и доступно — даже у мышей биохимические показатели колебались, когда у мамы-мыши умирал мышонок. Но раз — и мы встречаем противоречащую информацию со стороны культурных антропологов, которые показывают, что переживание горя на самом деле может быть культурно опосредованной штукой. Так ты делаешь виток в рассуждениях и начинаешь перезадавать себе вопросы, которые не имеют четкого ответа и как раз призваны посеять смятение, вызвать читателя на диалог с самим собой, на диалог с ближним окружением или с людьми, которые готовы на эту тему разговаривать.

О том, как изучение смерти повлияло на собственную жизнь

Размышление о смерти меня многому научило. С этой темой 24 часа в сутки я живу больше 7 лет. Главное, что мне удалось, — я стал более гедонистически относиться к собственной жизни, к собственному времяпрепровождению. Я прекрасно осознаю, что смерть может быть, как бы это сказать, — обидна. Работая в хосписе и общаясь с людьми, которые близки к тому, чтобы умереть, я понял, что мне бы очень хотелось не сожалеть. Если бы мне сейчас сказали: Сережа, все, хорош, пора и честь знать, землей обтираться, мне бы хотелось, чтобы я как можно меньше жалел о каких-либо ошибках — о том, что не сделал и слушал не тех. Поэтому я стараюсь жить так, чтобы больше проводить времени с близкими, со своей любимой дочерью. Делать больше того, что хочется. Это не значит, что я падаю в мир порочного гедонизма — наркомании, похоти, разврата и полного морального упадка, нет. Я стал больше путешествовать, пробовать и делать — просто потому, что у меня есть какой-то интерес, потому, что мне так хочется.

Например, два года назад я купил себе мотоцикл, который не мог приобрести с подросткового возраста по куче всяких причин, занялся мотопутешествиями. Проехал уже более тридцати тысяч километров суммарно за этот и прошлый сезон, катаясь по Русскому Северу, по Архангельской, Вологодской области, Карелии, Башкирии, Татарстану. Я учусь играть на музыкальном инструменте, активно занимаюсь различными видами спорта — например, тяжелой атлетикой занимаюсь. Я всегда хотел научиться тяжелоатлетическим движениям — помните, как поет Владимир Высоцкий: «С коротким злым названием «рывок» (композиция «Песня о штангисте». — Esquire). И вот я выступил в феврале на первых соревнованиях, хотя мне уже тридцать лет и для тяжелой атлетики это поздновато. Много путешествую, покупаю и ношу одежду, которую мне хочется, хотя по статусу она может не совпадать: например, я кандидат наук и должен ходить в костюме-рубашке-пиджаке, а я позволяю себе ходить на лекцию в футболке Iron Maiden. Делаю татуировки потому, что мне просто этого хочется и мне доставляет это некоторое удовольствие. Я чувствую себя совершенно свободным человеком. Смерть научила меня ценить свой свободный выбор.

image Сергей Мохов

О сценарии собственной смерти

Я боюсь смерти и дряхлости, боюсь деменции и Альцгеймера, которые с большой вероятностью будут ждать меня, если я доживу до преклонного возраста. Впрочем, как и вас и большинство окружающих нас людей. Хотелось бы быть максимально ментально сохранным, понимать, что происходит со мной.

Я думаю, что это должна быть какая-нибудь смерть в не очень дряхлом возрасте, желательно не от какой-то долгой болезни. Но при этом, чтобы это не был какой-то оторвавшийся тромб — чтобы не совсем уж неожиданно. Хочется иметь какой-то короткий небольшой промежуток для подведения итогов, завершения дел, а потом какая-то такая смерть во сне, было бы чудесно.

Что сделают с телом — это меня меньше всего волнует. Не очень хочется хорониться гробом в землю, это вообще такая не эстетичная процедура, в России — особенно. Если я помру зимой — это вообще ужасно, всех заставят идти на кладбище, там будет холодно, будет идти мерзкий снег, и не получится никакого трогательного прощания друг с другом. Поэтому, наверное, все-таки крематорий — теплым сентябрьским хорошим днем, чтобы было не холодно.

О реакции людей, которые узнают, что Мохов изучает смерть

С незнакомыми людьми об этом я говорить совершенно не люблю. У меня переизбыток разговоров на эти темы. Зачастую какое-то новое знакомство приводит к повторению одних и тех же вопросов, на которые я давал миллион раз ответ, словно проповедник. Общение с людьми, у которых непосредственный опыт есть интересный, я всегда приветствую. Но часто люди думают, что меня интересует вообще все связанное со смертью. Начинают делиться со мной какими-то вещами, которые могут меня интересовать в самую последнюю очередь. Например, новостями, как в Омске проходит чемпионат по выкапыванию могил или что у лего вышел новый набор гробовщиков.

Это как с любым экспертом, встречаете какого-то человека: «Чем вы занимаетесь? Я объезжаю лошадей». — «О, а я в пять лет катался на лошади!» Или: «Я смертью занимаюсь». — «О, а у меня умер дедушка четыре года назад»! Не очень полезный обмен информацией — конечно, я устаю, и это нормально. Но я понимаю, что людям хочется узнать об этом побольше, поэтому я стараюсь быть вежливым.

О профессиональной деформации

Я общался с психологом — он спросил, бывают ли моменты, когда я отдыхаю, не думаю о работе, о смерти. Я говорю: нет, блин, я смотрю фильмы, читаю книги и стараюсь их выбирать так, чтобы они были по теме, где есть что-то связанное с опытом умирания, смерти, который я смогу потом использовать. У меня проект по советской онкологии, я покупаю книжки у старьевщиков, связанные с раком в советские годы. Приходит жена: «Привет, любимый, что делаешь? О, понятно, читаешь советскую книжку про рак». Наверное, надо с этим что-то делать.

О планах на будущее

Занимаюсь тем, что происходило с больными, умирающими людьми в советские годы — в пятидесятые, шестидесятые, семидесятые. В том числе альтернативными способами лечения рака. Есть идея написать через три года хорошую книжку, правда, попытаться на английском языке это сделать — полноценную академическую монографию. Сейчас у меня есть потрясающие кейсы, но я пока не готов ими делиться — они уникальны, никто о них ничего не писал. Для исследователя очень важно быть первооткрывателем каких-то источников. Осенью, в начале зимы выйдет статья в российском социологическом журнале «Лабораториум», где будут мои первые попытки обобщения приведены.

Читайте также:

Как культура сформировала образ серийного убийцы: отрывок из книги Сергея Мохова «История смерти. Как мы боремся и принимаем»

«Уйти красиво»: 5 экологичных альтернатив традиционным похоронам

Понравилась статья? Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей. Спасибо. Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.

  • Далее 10 новых книг на лето, которые нельзя пропустить

Журнал социальных исследований «LABORATORIUM» (www.soclabo.org), учрежденный Центром независимых социологических исследований, объявляет о начале формирования книжной серии журнала «Лаборатория социальных исследований».

Основной целью серии является публикация монографических исследований, адресованных как профессиональному сообществу обществоведов и гуманитариев, так и более широкой читательской аудитории, интересующейся актуальными проблемами современного общества, которые пока не получили адекватного осмысления и аналитической критики. 

К рассмотрению принимаются рукописи на русском и английском языках из всех областей социальных наук, сочетающие в себе оригинальный эмпирический материал с новыми интерпретационными подходами. Особое внимание будет уделено рукописям, в которых не только декларируется, но и практикуется исследовательская междисциплинарность.

Рассматриваются рукописи, которые (или значительная часть которых) публикуются впервые.

Мы просим всех заинтересованных авторов представить на рассмотрение редакционной коллегии книжной серии следующие документы:

1. Краткое CV автора (не более 3-х страниц, с указанием публикаций).

2. Развернутое резюме книги объемом до 2000 слов, содержащее:

· оглавление книги,

· описание проблемы/основной идеи, которой посвящена книга,

· описание использованных эмпирических материалов, 

· краткое описание теоретико-методологических оснований анализа,

· краткое описание выводов книги и их значения для развития социальных наук,

· краткое сравнение отличий и сходств данной рукописи с публикациями на сходные темы.

 Приложение к резюме одной-двух глав книги приветствуется.

Работа над книжной серией будет вестись в ближайшие 2,5 – 3 года. Тех, кто предполагает представить рукопись книги до конца 2011 г., просим прислать документы для участия в конкурсе до 28 февраля 2011 года Елене Богдановой по электронной почте: bogdanova@soclabo.org. Для всех остальных прием заявок открыт до момента комплектования книжной серии. Всего в серии предполагается издание 6 книг.

Порядок отбора книг для книжной серии

В случае положительного решения редакционной коллегии автору будет предложено представить рукопись текста. Сроки предоставления текста будут оговорены с каждым из авторов индивидуально. Решение об издании книги в рамках книжной серии будет принято только после ознакомления членов редакционной коллегии с окончательным текстом книги. Следуя принципам лучших университетских издательств, готовая рукопись перед принятием окончательного решения будет анонимно выслана двум рецензентам.

Контактная информация:

Координатор книжной серии «Лаборатория социальных исследований» Елена Богданова

Email: bogdanova@soclabo.org.

Тел/факс: +7 812 718 3796

Адрес: 191040, Санкт-Петербург, а/я 193

Атестация методов (методик) измерений Аттестация методик — одна из форм государственного регулирования обеспечения единства измерений. Необходимость метрологической аттестации методик измерения обусловлена тем, что точность кос­венных измерений зависит не только от метрологических характеристик применяемых средств измерений, но и от метода, процедуры и условий измерения, а также действий оператора. Аттестация методик (методов) измерений — исследование и подтверждение соответствия методик (методов) измерений установленным метрологическим требованиям к измерениям. Узнать больше МСИ Межлабораторные сравнительные испытания (МСИ) являются наиболее объективным способом оценки технической компетентности лаборатории в выполнении исследований. Одной из главных задач МСИ является выявление проблем в лабораториях и проведение корректирующих действий для обеспечения единства измерений. Узнать больше Консультативные услуги Эксперты нашей организации помогут Вам создать необходимую систему менеджмента/систему менеджмента качества, осуществить практическую работу по соответствию Критериям аккредитации в рамках ФЗ № 412-ФЗ и Приказа Минэкономразвития РФ № 326 от 30 мая 2014 года. Узнать больше Профессионализм — Индивидуальный подход — Компетентное решение Ваших задач

Высококвалифицированные специалисты нашей организации более 10 лет занимаются предоставлением услуг в области:

  • разработки и внедрения систем менеджмента качества для лабораторий и органов по сертификации;
  • подготовки и успешного прохождения аккредитации лабораторий в национальной и зарубежных системах по аккредитации;
  • валидации и оценки пригодности методик измерений;
  • организации и проведения межлабораторных сравнительные испытаний.

Наши эксперты готовы ответить на ваши вопросы по законодательству в области аккредитации, а также по вопросам правильного соблюдения требований, предъявляемых к аккредитованным лицам.

Наша организация объединяет в себе накопленный опыт экспертов, квалифицированных специалистов различных отраслей, индивидуальный подход к заказчикам и гибкие условия взаимодействия.

Новости, события, объявления

Больше чем новости: фото, видео, инфографика, рейтинги, оценки, комментарии.

Алексей Херсонцев: Задача — перевести в «цифру» описания требований в сфере техрегулирования и оценки соответствия О полном переходе на предоставление сведений о выданных протоколах испытаний (исследований) и измерений во ФГИС Росаккредитации 2.0 О подаче заявлений на предоставление государственных услуг исключительно в электронной форме 9 мая – одна из самых важных дат на пространстве ЕАЭС Внесены изменения в методические рекомендации по описанию области аккредитации испытательной лаборатории (центра) О вступлении в силу перечней несоответствий, влекущих за собой отказ в аккредитации или приостановление ее действия

Публикации

[tx_blog items=»4″ columns=»4″ showcat=»show» category_id=»» show_pagination=»no» carousel=»yes»]

Технические регламенты

[tx_row] [tx_column size=»1/4″]Стандартизация — деятельность по установлению правил и характеристик в целях их добровольного многократного использования, направленная на достижение упорядоченности в сферах производства и обращения продукции и повышение конкурентоспособности продукции, работ или услуг.[/tx_column] [tx_column size=»1/4″]Основным нормативным документом, дающим определение и толкование технического регулирования, является Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании».[/tx_column] [tx_column size=»1/4″]Работы по обеспечению единства измерений в России осуществляются на основе Федеральный закон от 26 июня 2008 г. N 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений» (с изменениями и дополнениями от:18 июля, 30 ноября 2011 г., 28 июля 2012 г.).[/tx_column] [tx_column size=»1/4″]В соответствии с ФЗ «О техническом регулировании» применяемые в установленном порядке классификации, общероссийские классификаторы технико-экономической и социальной информации относятся к документам в области стандартизации.[/tx_column] [/tx_row] —> Выражаю благодарность сотрудникам за помощь в создании и внедрении СМК лаборатории. Это позволило нам пройти процедуру подтверждения компетентности без замечаний!Екатерина Сажнева, консультант, Сплоченная команда, позитивно настроенных ПРОФЕССИОНАЛОВ! В работе с ними подкупает все — и быстрое реагирование, и высочайшая компетентность, и пунктуальность, и конечно же, интеллигентность. Огромное спасибо всему коллективу, и особая благодарность Светлане. Отличный специалист, и очень отзывчивый человек!Ирина, ООО «Пальмира», ветеринар, Добрый день! Я хотел бы выразить благодарность сотрудникам организации, особенно Евгении и Сергею. Вы замечательные профессионалы! Спасибо!Артем Алексеев, пользователь,

“Мир предоставил людям огромное поле для раскрытия собственной индивидуальности. Формируются малые и большие группы, а с ними и сила различий. Найти своё место посреди этого разнообразия — это не только почувствовать и опереться на себя. Но и занять правильную позицию в существующих духовных и социальных иерархиях”.

Положение человека, идущего по пути саморазвития, подразумевает постоянное обнаружение и преодоление ограничений. Поначалу кажется, что можно с легкостью менять окружающий мир и других людей. Затем наступает стадия адаптации к уже существующему положению вещей, приходит всё больше смирения. 

На этой шкале кроется огромное количество ловушек, что, подкрепляясь плохими родовыми привычками и отсутствием правильных инициаций, создают искажения. Люди делают упор на социальную иерархию, игнорируя духовную. Люди фиксируются на качествах приспособленчества и выживания, узко понимая конкуренцию. Люди усиливают свои защитные стратегии, надеясь на качественные результаты в разных областях жизни. Люди укрепляют точку сборки на отделении, дистанцировании от других, дабы сохранить личность устойчивой. 

В то время, как гармоничный путь развития и в социальных, и в духовных иерархиях, путь баланса между силой и уязвимостью, путь с возможностью и влияния, и самообучения, существует. И даёт возможность не только  целостно реализовываться в самых разных аспектах проявления себя, но и мягко трансформировать окружающий мир.

image1 сезон

  • Название: ТЕЛЕШОУ ЛАБОРАТОРИУМ КАРУСЕЛЬ
  • Год выпуска: 2016
  • Страна: Россия
  • Качество: HD
  • Категория: Приключения
  • Аудитория: для малышей
  • Подборки: Про дружбу Про школу

image 1 сезон

Проект созданный для научных исследований. Все выпуски посвящены опытам в лаборатории.

Кадры из мультика

Лабораториум на канале — расписание серий

image Смотреть
image Смотреть
image Смотреть
image Смотреть
image Смотреть
image Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть
Смотреть

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий